Уроки по Joomla 3 можно найти здесь: http://joomla3x.ru/
Шаблоны Joomla 3 здесь: http://www.joomla3x.ru/joomla3-templates.html

О куначестве как элементе кавказского гуманизма

Создано 13.12.2017

14122017salavdi13 декабря 2017 года один из филиалов Национального музея ЧР в Шелковском районе, Литературно-этнографический музей Л. Н. Толстого, посетили участники проблемной научно-исследовательской лаборатории Донского государственного технического университета, студенты и преподаватели Чеченского государственного педагогического университета, занимающиеся историей куначества на Северном Кавказе. Гости посетили Усадьбу зажиточного казака 19 века и ознакомились с хранилищем фондов музея.
Директор музея Салавди Загибов на основании литературных и исторических фактов рассказал об этапах кавказской жизни Льва Николаевича Толстого. Также в рамках экскурсии он объяснил понятия «гребенские казаки», «куначество», охарактеризовал географическое и природное положение республики.

Период жизни Льва Николаевича Толстого до 1851 года, его деревенское уединение чередовалось с периодами шумной, как сам Толстой определял, «безалаберной» столичной жизни – в Москве, в Петербурге. Недовольство собой, желание круто переменить жизнь, сменить пустую болтовню светских гостиных на настоящее дело привели его к внезапному решению уехать на Кавказ. Старший брат писателя, Николай Николаевич Толстой, служивший на Кавказе, возвращаясь в полк после отпуска из Ясной Поляны, предложил молодому Льву Николаевичу ехать с ним на Кавказ, на что тот согласился. В 10 часов вечера, 30 мая 1851 года Толстые прибыли в казачью станицу на левом берегу Терека – Старогладовскую. Здесь началась военная служба Льва Николаевича. Служба на Кавказе была опасной. Однажды Толстой чуть не попал в плен, когда их отряд двигался из Воздвиженской в крепость Грозную. Под Садо Мисербиевым была очень резвая лошадь, и он мог легко ускакать. Но он не оставил Л. Н. Толстого, лошадь которого отставала. О своем друге Садо Мисербиеве Толстой писал: «Часто он мне доказывал свою преданность, подвергая себя разным опасностям для меня; у них это считается ничто — это стало привычкой и удовольствием». Толстой познакомился с Садо летом 1851 года. Мисербиев приезжал в русский лагерь и играл в карты, но из-за незнания всех тонкостей игры на деньги, часто проигрывал, так как офицеры его обманывали. Л. Толстой советовал чеченцу не играть с офицерами и предложил за него отыграться, Садо ему был так благодарен, что подарил кошелек и захотел стать кунаком. В письме к своей тетушке Т. А. Ермольской Толстой сообщал: «Садо позвал меня к себе и предложил быть кунаком. Я пошел; угостив меня по их обычаю, он предложил мне взять, что мне понравится: оружие, коня, чего бы я захотел. Я хотел выбрать что-нибудь менее дорогое и взял уздечку с серябряным набором; но он сказал, что сочтет это за обиду и, принудил меня взять шашку, которой цена, по крайней мере, 100 рублей серебром…. После моего посещения я подарил ему Николенькины серебряные часы, и мы сделались закадычными друзьями. Часто он доказывал мне свою преданность, подвергая себя разным опасностям для меня…». В Старом Юрте Л. Н. Толстой много играл в карты. В конечном счете, он проиграл с офицерами все свои наличные деньги, 150 рублей, занятые у брата Николая, и еще 500 рублей под вексель. Деньги по тому времени были большие, на них он мог бы прожить на Кавказе около года. В конце декабря 1851 года Мисербиев отыграл у Кнорринга вексель Толстого и передал их Н. Н. Толстого, брату писателя, служившему на Кавказе. Николай писал Льву Толстому: «На днях был у меня Садо, он выиграл у Кнорринга твои векселя и привез мне их. Он так был доволен этим выигрышем, так счастлив и так много меня спрашивал: «Как думаешь, брат рад будет, что я это сделал? – что я очень его за это полюбил. Этот человек действительно к тебе привязан». Какова же была его радость, когда в очередном письме от брата из станицы Старогладовской он нашел свой разорванный вексель, отыгранный у подпоручика Кнорринга верным кунаком Садо. Особенно досадно было Толстому, что он проиграл крупную сумму денег именно Ф. М. Кнориннгу, своему сослуживцу, которого сильно недолюбливал. 15 ноября 1853 года, за 2 месяца до отъезда с Кавказа, Толстой записал в своем дневнике: «Удивительно, как неприятен мне этот человек… (Кнорринг). В нем вполне отражаются все низкие свойства офицера – порождения праздности и холостой жизни». Садо подарил Льву Николаевичу шашку, которую он, покидая Кавказ, забрал с собой, теперь она хранится в московском музее. Писатель тоже не остался в долгу и заказал для чеченского друга музыкальную шкатулку и семизарядный револьвер. Толстой немедленно распорядился о присылке на Кавказ в качестве подарков для Садо шестиствольного пистолета и музыкальной шкатулки. Но чеченец Садо и без подарков был счастлив оказать услугу своему другу. В 1920-е гг., по свидетельству сына Мисербиева, С. С. Мисербиева, «коробочка с музыкой», подаренная Л. Н. Толстым, вместе с другими реликвиями до 1918 года хранилась в этой чеченской семье.

Весьма значительную роль в общественной жизни горцев и других народов Кавказа играло куначество. Тот, кто хоть раз воспользовался гостеприимством другого, становился его кунаком, и в обязанности их обоих входила взаимная поддержка в разных житейских случаях. Исследователь творчества Л. Н. Толстого отмечает: «Дом Толстого в станице Старогладовской был открыт не только для русских офицеров. Вот одна из записей в его дневнике: «После обеда пришли Оголин, Жукевич, кунаки из Старого Юрта…» Одним из приятелей братьев Толстых был чеченец Балта Исаев. От него Толстой услышал немало драматических историй, некоторые из них вошли в произведения писателя. Толстой жил в станице Старогладовской, выезжая в Кизляр, Тифлис, Владикавказ и участвуя в военных действиях: сначала добровольно, потом на службе. Не только природа Кавказа, знания о быте и нравах воюющих сторон, но и осмысление образов, формированных горскими обычаями, традициями, укладом жизни, воплотились в автобиографической повести «Казаки», рассказах «Набег», «Рубка леса», а также в поздней повести «Хаджи-Мурат». Даже после отъезда Льва Толстого с Кавказа чеченцы продолжали общаться с писателем. 

Экскурсия вызвала у студентов и их преподавателей неподдельный интерес и желание посетить музей еще раз.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика

спутник

© 2018 Национальный музей Чеченской Республики. Все права защищены.