Уроки по Joomla 3 можно найти здесь: http://joomla3x.ru/
Шаблоны Joomla 3 здесь: http://www.joomla3x.ru/joomla3-templates.html

Старообрядческие скиты в казачьих станицах

Создано 25.04.2017

SalavdiskriptВ целях формирования у школьников исторического сознания, знакомства молодежи с историей станицы Старогладовской директор музея Л. Н. Толстого С. Загибов провел 23 апреля 2017 г. для учащихся 10 класса Старогладовской СОШ краеведческий урок по истории станицы й на тему: «Старообрядческие скиты в казачьих станицах». В настоящее время от скитов не осталось и следа, жители построили новые роскошные дома, а история о том периоде осталась, и наше поколение о ней сегодня имеет возможность рассказать молодому поколению.

В станице Старогладовской старообрядческие скиты находились между территориями улиц Красноармейская, Первомайская, Красная, Садовая и Школьная, которые соседствуют с Литературно-этнографическим музеем Л. Н. Толстого. Именно на этом месте согласно краеведческим сведениям, которые нам оставили наши предшественники и находились Старогладовские старообрядческие скиты.

Возле скитов, находился лучший, по мнению станичников, станичный колодец. Скиты занимали наиболее возвышенную местность в районе станицы. В 1813 году станица была перенесена на нынешнее место от Терека (Старая станица), на нынешнее место рядом со скитами. Впоследствии от скитов осталось одно название места. В скиты уходили, по мнению станичников, большей частью престарелые жители станицы. Сами старогладовцы считали, что в скиты уходили не столько по набожности, сколько из желания отдохнуть в старости, не возиться с хозяйством и не нянчить подрастающих внуков и внучек.

У гребенских старообрядцев при каждой станице имелись скиты, где проживали за счет подаяний отшельники. Военный историк Попко писал: «Скиты это небольшие огороженные высоким тыном с тесной калиткою крепостцы, в которых находят даровое убежище тунеядцы, старики и старухи, много нашалившие в своей жизни они питаются приношениями из станиц». Как правило, находились они на месте т. н. «старых станиц», где оставались заброшенные постройки.

Вот что пишет Ф. С. Гребенец, побывавший в Ново-Гладковском (станица Гребенская) скиту в конце 80-х годов XIX века: «В гребенских станицах встречаются особые усадьбы, обнесенные высоким и глухим забором или плетнем, из-за которого виднеется густая зелень плодовых деревьев. В тени этих деревьев стоят необычайно маленькие избушки. После продолжительного блуждания вокруг забора нам удается найти маленькую, незаметную калиточку, в которую можно пройти, только изогнувшись в три погибели. Но калитка эта крепко заперта на запор изнутри. Все эти избушки по своей постройке имеют совершенно однообразный и оригинальный вид, который нигде в Терской области не встречается, кроме гребенских станиц. В них сразу виден характерный тип великорусской избы — сравнительно высокий сруб, составленный из круглых дубовых или сосновых бревен, с острой крышей, крытой тесом или соломою; по краям крыши, косякам и прочим углам виднеется резьба по тесу и разные фигуры. Каждая мелочь дышала желанием удержать старину во что бы то ни стало. В скитах вовсе нет молодых женщин. В каждой избушке скитницы живут по одной, по две — не более, и живут совершенно самостоятельно, и никому не подчиняясь. Из двух живущих в ските, обыкновенно, старший считается владельцем, который, умирая, передает его сожителю. Кроме движимого имущества, вроде платья и обуви, скитники могут иметь фруктовые и виноградные сады, и быть даже владельцами «пая» в мирских виноградниках.

В скитах нет иерархической подчиненности и не только нет общего имущества, но даже каждые один или два скита отделяются от прочих забором. Староверы считают своей обязанностью щедро помогать скитам на том основании, что скитники и скитницы молятся о них Богу за их мирские грехи… Гребенские скиты отличаются от древних раскольнических. Прежние скиты основывались гонимыми старообрядцами, главным образом, с той целью, чтобы укрыться от «мирской неправды»; для этого скитальцы прятались в глухие трущобы, болота и дремучие леса. Основой была идея веры, которую требовалось спасти. Здесь же поступают

в скит, преимущественно, из личных невзгод: от бедности и неудач в жизни, от физического убожества, по интересам семьи и только весьма немногие идут из-за тех побуждений, которыми руководствовались древние скитники». Отпала антигосударственная составляющая. И они оставались верными слугами Бога, царя и Отечества. Только Богу служили по-своему — как привыкли. Поэтому светская власть в обиду их не давала. Всесильный Потемкин добился у Синода разрешения для казаков-старообрядцев строить церкви. Возникали скиты — у Калиновской, Червленной, Новогладковской и др. Однако здешние скиты не стали местами, где укрывались и вели раскольничью пропаганду беглые. Они превратились в подобие традиционных казачьих монастырей. В них поселялись инвалиды, убогие, вдовы. Подрабатывали шитьем, возделывали свои сады и виноградники, помогали и станичники — продукты приносили дети и называли имя того, за кого надо помолиться. И местные власти этих скитов «не замечали».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика

спутник

© 2017 Национальный музей Чеченской Республики. Все права защищены.